День рождения в гостях у Питера Пена

Пьеса

Джеймс Барри и учащиеся школы Dumfries Academy после представления. Дамфрис, начало XX века

Спустя два года после публикации романа, в 1904 году, Барри решил вывести Питера Пэна на сцену, создав спектакль, полный чудес и приключений. Вскоре стало понятно, что такая постановка потребует огромных вложений. Продюсе­ром стал друг Барри американец Чарльз Фроман: он так влюбился в текст, что был согласен на самые невероятные и дорого­стоящие идеи. Барри хотел, чтобы герои летали, и для осущест­вления этой идеи был приглашен Джон Кирби, специалист по созданию иллюзии полета на сцене. Но его обо­рудование показалось Барри слишком примитивным, слишком заметным. Он попросил Кирби смастерить новый аппарат, который действительно создавал бы впечатление полета, и тот согласился  Актерам требовались серьезные тренировки — особенно сложно было взлетать и приземляться. Сначала все были в восторге от записок вроде «Репетиция в 12.30. Полет», но, когда артистов попросили застраховать свою жизнь, ажиотаж заметно спал.. Впрочем, не все идеи Барри удалось осуществить. Например, он хотел, чтобы зрители видели фею Динь-Динь через уменьшающую линзу, однако это оказалось технически невыполнимо, и тогда решили, что фею на сцене будет изображать огонек, а зрители услышат ее голос.

Театральная программка спектакля «Питер Пэн» в театре Эмпайр на Бродвее. Ноябрь 1905 года 

По замыслу автора, Питера Пэна должен был играть мальчик, но Фроман надеялся, что в Америке эту роль сыграет известная актриса Мод Адамс, и уговорил Барри, что и на английской сцене Питера Пэна должна играть женщина  Актриса Нина Бусиколт.. С тех пор это стало традицией. Согласно другой традиции, Капитана Крюка и мистера Дарлинга играет один и тот же актер. В первой постановке это был Джеральд дю Морье, брат Силь­вии, благодаря которому Крюк из ходуль­ного злодея стал одним из самых сложных персонажей, внушающим одновременно ужас и жалость.

1 / 2

Мод Адамс в роли Питера Пэна. 1905 годMuseum of the City of New York

2 / 2

Нина Бусиколт в роли Питера Пэна. 1900-е годыThe Peter Pan Chronicles

Премьера состоялась в лондонском театре герцога Йоркского 27 декабря 1904 года. Взрослых в зале было гораздо больше, чем детей, но с первой минуты стало ясно, что все удалось. В телеграмме Фроману, который в этот момент был в Аме­рике, английский менеджер написал: «Питер Пэн ок. Кажется, большой успех».

Во время репетиций Барри постоянно вносил изменения, что-то менялось в результате импровизации. Сохранилось несколько вариантов концовки. В одном из них Венди соглашалась остаться с Питером в Кенсингтонских садах, они находили там забытого младенца, и Венди радовалась, что тот будет заботиться о Питере, когда она вырастет. В другом дюжина матерей выходила на сцену, чтобы усыновить потерянных мальчиков. А вот известный финал со взрослой Венди и ее маленькой дочерью, к которой прилетает Питер Пэн, был написан отдельно, отрепетирован втайне от режиссера и совершенно неожиданно исполнен в 1908 году на последнем спектакле четвертого сезона — причем Барри даже появился на сцене  Барри поступал так и с другими своими пьесами. Например, при исполнении в 1919 году пьесы «Милый Брут» со сцены внезапно зачитали «Письмо автора».. Это был единственный раз, когда такая концовка исполнялась при жизни автора, и именно она впоследствии стала канонической.

Сценарий

Питер Пэн – мальчик, который не хочет взрослеть. Он вечно остается юным, у него даже сохраняются молочные зубы. Он сбежал из дома по дымоходу в Кенсингтонские сады, где познакомился с феями. Позже он жил в Нетландии – на острове, расположенном в таком невероятном месте, которого не найти на карте. Попасть в Неверленд можно только поверив в волшебство и сказку. Питер Пэн жил в компании пропавших мальчиков — тех, которые потерялись в Кенсингтонских садах.

В поисках собственной тени Питер случайно прилетел в мир людей со своего волшебного острова Неверленд. Он познакомился с  Венди Дарлинг и вместе с ней и ее братьями вернулся на остров. У Питера есть собственная фея Динь-Динь. Его злейший враг — Капитан Крюк.

Конечно, для начала нужно попасть на этот чудесный остров. Чтобы туда попасть, нам придется облачиться в соответствующую одежду, которую совсем несложно сделать. Например, для Питера Пэна и его друзей можно соорудить кепку из зеленой бумаги, а для чудесных фей – платья или юбки из легкой ткани. Чтобы получился воздушный наряд возьмем широкую резинку и навяжем на нее ленты ткани. Если это будущая юбка, то ленты берем короче, а если  платье, то более длинные ленты. Для платья можно приготовить поясок.

Для мальчиков можно еще из зеленой ткани сделать простой наряд. Берем нужный отрезок ткани, прорезаем отверстие для головы посередине, а в месте, где должны быть руки, и по краям ткани вырезаем зубчатый узор. Готовый  наряд подвязываем  широким ремешком.

Когда все будут готовы к приключениям, нам потребуется волшебная пыльца для полета. На нее очень похожи серебряные или золотые  блестки.

Как только порция пыльцы будет высыпана над героями, они отправятся на остров без взрослых, где для них уже будет приготовлен шалашик из бумаги, покрывал, подушек или других домашних материалов.

В нем дети найдут расписание, которому нужно следовать, чтобы победить пиратов: выпить по стакану молока, потом девочки читают сказки мальчикам, а мальчики добывают еду (они разгадывают квест и находят спрятанные по квартире овощи и фрукты). Возможно, дети не всегда будут готовы следовать правилам, но тогда Фея Динь-Динь напоминает всем, что следование правилам позволит им справиться с пиратами.
И когда весь день прожит по режиму, детям попадает карта пиратов с обозначенным местом, где они пришвартовали свой корабль. И все дети решают отправиться к пиратам, чтобы спасти остров от разбойников.

Следуя по карте, дети попадают в разные непростые ситуации: спасаются от крокодила (бросая ему в пасть мячи), переправляются через реку (с помощью двух подушек или подставок, переставляя их местами), пытаются поймать печенья крюком, разгадывают ребусы, ответы на которые помогают детям получить ключ от сундука, где спрятаны кинжалы.

Затем на детей нападают пираты (тут не обойтись без помощи папы, братьев и других взрослых помощников). Если пират один, с ним сражаются  маленькие герои по очереди. Последним сражается  Питер Пэн, который окончательно побеждает пирата. А если пиратов много, то с Питером Пэном сражается капитан Крюк.
Итак, остров освобожден! Пора пить чай:)

Роман «Белая птичка»

Иллюстрация Артура Рэкхема к книге Джеймса Барри «Питер Пэн в Кенсингтонском саду». Лондон, 1906 год

Впервые Питер Пэн появляется во вставных главах взрослого и не слишком веселого романа «Белая птичка», который Барри опубликовал в 1902 году с посвящением «Артуру и Сильвии и их мальчикам — моим мальчикам!». В центре сюжета — одинокий холостяк, который пытается «присвоить» себе мальчика по имени Дэвид, сделав его своим ребенком. Он опекает молодую семью, стараясь сохранить в тайне свое участие, но ему это не удается: мать Дэвида обо всем догадывается.

Иллюстрация Артура Рэкхема к книге Джеймса Барри «Питер Пэн в Кенсингтонском саду». Лондон, 1906 год

В романе есть и несколько вставных глав о Питере Пэне — младенце, который улетел из детской в Кенсингтонские сады. О его приключениях Барри рассказывал мальчикам Дэвис — и именно эти рассказы стали основой текстов о Питере. Еще в начале знакомства Барри уверял Джорджа, что его брат Питер все еще умеет летать, поскольку мать не взвесила его при рождении, и Джордж долго и безуспешно пытался выследить младенца в момент ночных полетов. В другой раз Джордж спросил, что значат буквы WSM и PP на белых камнях в Кенсингтонском саду. Камни служили границей церковных приходов Вестминстер Сент-Мэри (Westminster St. Mary’s) и Паддингтона (Parish of Paddington), но Барри придумал, будто это могилы детей — Уолтера Стивена Мэтью (Walter Stephen Matthews) и Фиби Фелпс (Phoebe Phelps). Рассказ героя «Белой птички» о Питере Пэне в Кенсингтонских садах заканчи­вается так: «Но как странно родите­лям, поспешившим в Сады к откры­тию ворот, чтобы отыскать своих потерянных детей, найти вместо них милые маленькие надгро­бия. Я очень надеюсь, что Питер не слиш­ком торопится со своей лопат­кой. Все это довольно грустно»  Перевод Александры Борисенко. Этот эпизод мелькнул во втором издании русского перевода А. Слобожана (первое издание — 1986 года, второе — 1991 года) и исчез в последующих изданиях. В переводах Г. Гриневой (2001) и И. Токмаковой (2006) он отсутствует полностью..

Дети танцуют вокруг статуи Питера Пэна в Кенсингтонском саду. Фотография Джеймса Жарше. Лондон, 1935 год

В 1906 году вставные главы из «Белой птички» были выпущены отдельным изданием с иллюстрациями знаменитого тогда художника Артура Рэкхема. Эти иллюстрации стали классическими: при всей своей сказочности они точно воспроизводят топографию и виды Кенсингтонских садов (в книге даже есть карта). Рэкхем здесь следует за Барри, который создал своего рода путеводи­тель, мифологизирующий дорожки, пруды и деревья любимого парка и пре­вращающий их в достоприме­чатель­ности. Впрочем, Кенсингтон­ские сады навсегда связаны с Питером Пэном не только поэтому. В ночь с 30 апреля на 1 мая 1912 года на берегу озера внезапно появилась статуя Питера Пэна с феями, зайцами и белками работы скульптора сэра Джорджа Фрэмптона. Объявление в «Таймc» поясняло, что это подарок детям от Джеймса Барри. И хотя он установил скульптуру самовольно и без всякого разрешения, она стоит там до сих пор  У Барри был свой ключ от одной из калиток Кенсингтонских садов — он получил его в награду за свою книгу..

Идея праздника “Путешествие в Неверленд”

Произвольная интерпретация сюжета минисериала НикаУиллинга «Неверленд» о Питере Пене.

Кратко для тех родителей, кому не удалось посмотреть данный фильм, изложим сюжет: «Питер – мальчик – сирота, которого, преследуя свои корыстные цели, забрал из приюта некий Джимми Хук («отец» шайки малолетних воров). Для Хука, Питер и другие ребята, должны были украсть  волшебную вещь, притронувшись к которой – можно оказаться в ином, невероятном мире, название которому – Неверленд. Тут – остановилось время. И именно сюда, время от времени, попадают люди из разных столетий. В Неверленде Питер встречает и пиратов XVIII века (во главе с Элизабет Бонни), и племя индейцев (под руководством дочери вождя Тигровой Лилии). Индейцы и пираты все время воюют между собой. Первые пытаются защитить от вторых волшебное дерево духов. И именно духи дерева награждают Питера за храбрость умением летать, а волшебная фея дерева Динь-Динь – становится верным другом Пена». В основу праздничной игры можно взять сюжетную линию сражения Питера и его друзей с пиратами (которых, кстати, впоследствии, возглавляет вредный Джимми Хук, попавший в Неверленд в погоне за Питером). В заключительной схватке с пиратами Питер отрубает руку Хуку, и тот превращается в Капитана Крюка. А значит – приключениям Питера не будет конца…

Автор

Джеймс Мэтью Барри. Фотография Герберта Роуз Барро. 1892 год

Джеймс Мэтью Барри (1860–1937) не был детским писателем. Его пьесами и романами, написанными для взрослых, восхищались Томас Харди, Джон Голсуорси  Джон Голсуорси (1867–1933)  — английский драматург и прозаик, автор знаменитого цикла «Сага о Форсайтах»., Генри Джеймс, Марк Твен, Артур Конан Дойл и другие совре­менники. Барри — фигура противоречивая: меланхоличный и молчаливый (иногда до неприличия), он имел множество друзей и легко находил общий язык с детьми.

Барри родился в простой семье — отец был ткачом — в маленьком шотланд­ском городке Кирримьюре и достиг всего, о чем только могли мечтать его родители. Благодаря помощи старшего брата Джеймс закончил Эдинбургский университет. Его писательская карьера была необычайно успешной, он полу­чил титул баронета  Баронет — дворянский титул в Англии, составляющий переходную ступень между низшим и высшим дворянством., был избран ректором Университета Сент-Эндрюс и удостоился многих других почестей. Однако он пережил много потерь и трагедий, и этот надлом пронизы­вает почти все тексты Барри, включая сказку о Питере Пэне.

Адресаты сказки

Артур Ллуэлин Дэвис с сыновьями. 1905 годНа руках Артур Ллуэлин Дэвис держит Николаса, впереди стоят Джек, Майкл, Питер и Джордж.

«…Я создал Питера, хорошенько потерев вас пятерых друг об друга, как дикари трут палочки, чтобы высечь искру. Он и есть искра, зажженная вами», — писал Барри в «Посвящении» к пьесе. Эти пятеро — братья Ллуэлин Дэвис: Джордж, Джек, Питер, Майкл и Николас. Им посвящены все приключения Питера Пэна — и по большей части это были их собственные приключения. Барри считал братьев Дэвис своими соавторами и дал имя одного из них главному герою. Питер Дэвис всю жизнь страдал от того, что его считали «тем самым Питером Пэном», и называл сказку «этот ужасный шедевр».

В 1897 году Барри было тридцать семь лет: он был уже известным писателем, его пьесы ставили по обе стороны Атлантики. Переехав из Эдинбурга в Лондон, он легко вошел в столичный литературный круг, купил дом в Южном Кенсингтоне и летний коттедж в Суррее, женился на красавице-актрисе Мэри Анселл и завел сенбернара.

Джордж, Джек и Питер Ллуэлин Дэвисы. Фотография Джеймса Барри. 1901 год

Гуляя с собакой в Кенсингтонских садах, он познакомился с братьями Дэвис. Их тогда было трое: пятилетний Джордж, трехлетний Джек и младенец Питер. Вскоре писатель встретился и с их роди­телями — юристом Артуром Ллуэли­ном Дэвисом и его женой Сильвией, урожденной дю Морье  Известная писательница Дафна Дю Морье была племянницей Сильвии, дочерью ее брата Джералда.. Барри был очарован Сильвией и вскоре практически усыновил всю семью: он водил Ллуэлин Дэвисов в театры и на званые обеды, возил в путешест­вия и приглашал к себе в Суррей, принимая самое активное участие в судьбе мальчиков. Те называли его «дядя Джим». Это вызывало множество сплетен, но Барри не придавал им значения. В 1900 и 1903 годах родились Майкл и Николас.

Оформление праздника

Поскольку все основное действие у нас происходит на “острове”, то в нашем оформлении будут присутствовать разные оттенки зеленого. Наличие фей (вдруг все девочки захотят стать феями Динь Динь) привносит в праздник нежные оттенки розового и сиреневого. В оформлении “острова” добавьте настоящих веток и красивых цветов, которые можно сделать самим из бумаги. Здесь также подойдут буквы или цифра, украшенная цветами, о которых мы рассказывали тут.

На праздничном столе могут быть другие герои книги, которые летали вместе с Питером Пэном, фигуры пиратов, корабля, крокодила, сказочных фей.

Красиво на столе будет смотреться корабль на голубом желе. Для этого делаем желе в стаканах, берем апельсиновые дольки и вставляем шпажку с флагом.

Торт будет красивым, если расположить на нем цветочную поляну со сказочными феями.

Переводы Питера Пэна

Обложка повести Джеймса Барри «Питер Пэн и Венди» в переводе Нины Демуровой. Москва, 1968 год

В советскую детскую литературу Питер Пэн пришел сравнительно поздно, в конце 1960-х годов  Был перевод «Питера Пэна и Венди», выполненный в 1918 году Л. Бубновой, но он не переиздавался.: довольно долго волшебная сказка в Советском Союзе оставалась под подозрением — считалось, что необузданные фантазии вредны детям.

Питера Пэна советскому читателю практически одновременно (и независимо друг от друга) открыли два лучших переводчика английской детской классики, Борис Заходер и Нина Демурова. Борис Заходер перевел пьесу — сначала его перевод ставили несколько ТЮЗов, потом, в 1971 году, он вышел книгой.

Как всегда, Заходер переводил достаточно вольно, с большим азартом и чуткостью к тексту  Заходер перевел именно пьесу — более легкую, динамичную и веселую, — и в его переводе она лишена трагических и зловещих ноток, которые есть у Барри.. В предисловии он объясняет воль­ность обращения с текстом интере­сами адресата-ребенка: «Переводчик старался быть макси­маль­но близким к подлиннику, точнее: быть ему максимально вер­ным. И там, где он позволил себе небольшие „вольности“, — это были вольности, вызванные желанием быть верным автору и быть понятным сегод­няшнему — юному! — зрителю»  Интересно, что, несмотря на общую тенденцию к упрощению, он не упустил последнее восклицание Крюка, хотя и заменил его другой, более известной и понятной латинской фразой — Крюк у него погибает со словами «Гаудеамус игитур», — тем самым давая понять читателю, что Крюк получил университетское образование..

Первому переводу повести «Питер Пэн и Венди» пришлось пролежать в столе десять лет. Нина Демурова увидела английского «Питера Пэна» в начале шестидесятых в Индии, где работала переводчиком. Ей понра­вились иллю­страции Мэйбл Люси Атвелл, она купила книгу и села ее переводить. Это был ее первый переводческий опыт, и по наивности она отправила его в издатель­ство «Детгиз». Разумеется, безрезультатно. Но через десять лет, когда Демурова стала известным переводчиком благодаря переводу «Алисы», ей позвонили и предложили издать «Питера».

Обложка повести Джеймса Барри «Питер Пэн и Венди» с иллюстрациями Мэйбл Люси Атвелл. Лондон, 1928 год

«Детгиз» собирался серьезно цензурировать текст. Собственно, этого нужно было ожидать: трудно представить себе произведение, более далекое от советской концепции детства (радостной, бодрой, созидательной и лишенной «слезливой сентиментальности»).

Детская литература была подвержена цензуре в не меньшей степени, чем взрослая, и по большей части правила игры были всем известны заранее. Пере­водчик сам заранее убирал и сглаживал то, что наверняка «не пропустят»  Например, Демурова сразу же убрала фразу о том, что мальчики хотят остаться верными подданными короля.. Но были и сюрпризы: так, «Детгиз» потребовал совсем убрать из повество­вания служанку Лизу, которой всего десять лет, — ведь положительные герои, к которым редакция причислила Дарлингов, не должны эксплуатировать детский труд. Демурова вступила в борьбу и даже обратилась к Корнею Чуковскому.

Нина Демурова в Дели. Конец 1950-х годов

«Детгиз» пошел на уступки, и в 1968 году повесть «Питер Пэн и Венди» была опубликована в переводе Нины Демуровой. Но в 1981 году то же издательство выпустило новый перевод Ирины Токмаковой: в нем не упомянут возраст злосчастной Лизы, нет сцен «излишней жестокости», сокращено все слишком печальное (вроде упоминаний о смерти), слишком непонятное (полностью выпущены все терзания Капитана Крюка и все его школьное прошлое), слишком взрослое (поцелуй в уголок рта миссис Дарлинг заменен на улыбку, супруги не обсуждают, оставить ли им ребенка), сглажена неоднозначность героев.

Можно сказать, что русскоязычный читатель имеет некоторое представление о викторианской детской литературе благодаря Нине Демуровой, которая совершенно игнорировала обычные для советской практики стратегии адаптации и оставляла английской литературе XIX и начала XX века всю присущую ей сложность, грусть, сентиментальность и эксцентрич­ность.

микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Лекарство дня

Настойка овса от всех болезнейГолос дня

Запрещенный поэт-богоборецПатент дня

Гроб, предотвращающий похороны заживо

Архив

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwitterВКонтакте
Напишите комментарий